Егор Мехонцев о золотой медали в боксе


Олимпийский чемпион по боксу в категории до 81 кг Егор Мехонцев рассказал о решающих боях в Лондоне, наставлениях отца, поддержке со стороны близких людей и общих впечатлениях от Олимпиады.

– Егор, вы выходили на последний раунд финала при равном счёте. Знали об этом и каков был план на окончание боя?
– Да, я знал, что счёт был равным. План был в том, чтобы сразу не лететь на соперника: сто процентов, что он собирался ловить меня на встречных. Надо было маленько подождать. К тому же я заметил, что к концу каждого раунда он снижал обороты, и я старался активизироваться в концовках.

– Весь бой вы обрабатывали его правым джебом по корпусу и голове. Тоже часть плана?
– Ну, какие удары шли, такими и старался обрабатывать! Конечно, доставил он мне сегодня проблем. Я надеялся выиграть намного увереннее, но это Олимпийские игры, финал. Тут каждый хочет выиграть.

– Ваш полуфинальный бой с бразильцем получился очень зрелищным. Согласны, что там у вас получалось всё?
– Знаете, после четвертьфинала отец сказал мне: «Я поздравляю тебя с бронзой. Надеюсь, ты хочешь большего, но боксировал ты отвратительно». Мы с ним маленько подкорректировали работу. Это снова был левша, у меня три соперника подряд были левшами.

– Бразилец выбил из турнира очень сильного кубинца...
– Я знаю этого кубинца, хотел ему отшибить голову за прежнее поражение. Я обещал всем родным и друзьям разорвать его здесь при всём народе и доказать, что он хуже меня. Но так вышло, что господь не свёл меня с ним. Ну, за него отдувался бразилец.

– О чём подумали, когда рефери поднял вашу руку? Денис Панкратов после победы в Атланте говорил о своих мыслях: мол, зачем я потратил всю свою жизнь на плавание? А у вас какие мысли были?
– Хм, да я не помню уже! Но таких мыслей у меня точно не было. Я отдал 18 лет жизни боксу, я провёл свою юность в обшарпанном подвале жилого дома, где тренировался. Вставал в 5-6 утра перед школой. Знаете, я ни о чём не жалею. Если вы хотите чего-то, нужно приложить старание.

Я сегодня вспомнил один момент. Когда я тренировался у отца в секции – а я всю жизнь тренируюсь у него – то отец всегда говорил: «Вы будете чемпионами мира». Приходит в подвал кто-то взрослый и говорит: «Леонид Иванович, ну мы же живём в маленьком городе, тренируемся в подвале. Надо реально смотреть на вещи, о чём вы говорите?». А он говорит: «А ты не смотри на вещи реально. Нам вообще здесь не нужны те, кто смотрит на вещи реально».


– Не чувствовали, что перед Олимпиадой не все в вас верили?
– Самое главное, что в меня верили я сам, отец, мать. Я думаю, что в меня верил Хромов и всё руководство. Мне до лампочки, кто там не верил. Я знаю, что это моя судьба. Даже когда было плохо, я верил.

– Перед поездкой в Лондон вы просили, чтобы вам никто не звонил, не оставлял пожеланий...
– Я просто не хотел ни с кем разговаривать. Все эти разговоры – это лишнее. Я привык сначала делать, а потом разговаривать. Вот теперь звоните. В Лондоне у меня был включен телефон, но... Вижу, кто-то звонит, и думаю: что нужно этому человеку, что-то пожелать?

– Перед Олимпиадой вы поменяли вес на более лёгкий. Трудно было?
– Знаете, я здесь так похудел, что весил 80 килограммов. Я постоянно кушал. Видимо, я вошёл в режим. Сейчас вешу, наверное, килограммов 79.

– Говорят, что вы можете уйти в профессионалы?
– Я пока насчёт этого не думал.

– То есть вы готовы ещё раз повторить напряжённую подготовку к Олимпиаде, как в два последних года?
– Знаете, я первый раз на Олимпиаде и понимаю тех, кто был здесь по четыре раза: это как наркотик! Это событие, которое хочешь повторять всю жизнь. Даже маленько грустно, что сегодня всё закончится. Это был настоящий праздник спорта. Хочу сказать, что мне очень понравились Лондон, Англия и их болельщики. Полный зал народу с первого дня соревнований, очень хорошая атмосфера.


– Иван Ухов сказал, что переплавит свою золотую медаль на цепочку жене. Что станет с вашей медалью?
– Она всегда будет со мной. Переплавлять её точно не буду: она слишком дорога для меня. Мохаммед Али выбросил медаль в реку, кто-то переплавляет, но это их дело. Это не только моя медаль, а медаль всей моей семьи. Плод труда моего отца, мамы, всех, кто меня поддерживал.



Читать полностью: Газета.Ru


 

к началу страницы
Copyright © SVCh.