На камне том планеты письмена

 

Наш небольшой уральский город не назовешь глухой провинцией. Причин для этого столько, что пальцев на руках не хватит все сосчитать. Но главную ему известность принесло крупнейшее в мире месторождение «горного льна». Камня, о котором сложено немало легенд, а известный поэт Степан Щипачев писал, что, глядя на асбест, он читает «на нем планеты письмена».

Благодаря началу разработки Баженовского месторождения поселились поблизости и первые жители будущего города. Вместе с развитием треста, а затем и комбината «Ураласбест» строился и хорошел город.

В прошлом году ОАО «Ураласбест» отметило свой 80-летний юбилей. К этому событию на предприятии решили приурочить книгу об истории предприятия. В ближайшее время книга увидит свет. В ней прослеживается путь становления и развития комбината, много рассказывается о его «золотом фонде» – тружениках, которые вложили свои знания, опыт и душу в родное предприятие.

Поскольку история комбината, а значит, и города, начиналась с развития горных работ на Баженовском месторождении, публикуем сегодня небольшую выдержку из главы будущей книги, посвященной именно этим событиям. В главе описываются восемь этапов развития горных работ. Пожалуй, самым сложным был первый – с 1889 по 1917 год. У первооткрывателей всегда самый тяжелый хлеб.

«Все горные работы выполнялись в то время сезонниками – пешими и конными крестьянами, общее количество которых на всех приисках в летнее время доходило до 10-12 тысяч человек. Уходить и уезжать на заработки в Кудельку во время перерывов в полевых сельскохозяйственных работах стало обычным явлением.

В большом секрете друг от друга, особенно в первые годы эксплуатации, управляющие приисками держали сведения о геологическом строении разрабатываемых залежей, хотя сами по себе эти данные были весьма скудными. Разведка носила непродуманный, поспешный, чисто эксплуатационный характер; методы ее были примитивными, ни о каком разведочном бурении не велось и речи. Обычно пробивались шурфы на глубину 2-3 метра, йот них велись канавы.

Неудивительно, что до революции не было даже попытки договориться о составлении геологической карты асбестового месторождения. Единственная геологическая карта района была подготовлена в 1909 году горным инженером Н. С. Михеевым, но и она имела слишком схематический характер. Только на основе геологических исследований, проведенных в 1918 -1925 годах партией Геологического комитета под руководством В. В. Вознесенского, составлена первая детальная геологическая карта района.

Все горные работы велись примитивно – вручную. Кайла, лопата, лом, клин и кувалда – вот немудреный инструмент тогдашнего горняка; тачка, носилки и конная подвода – двухколесная колымажка – его горный транспорт. После того как заканчивались поисковые работы и определялись контуры будущего карьера, на площадке вырубался лес И начинались вскрышные работы. Они велись без всякого плана, по мере надобности и только в теплое время года. Разрезы разрабатывались уступами высотой в два метра. Пустую породу отвозили лошадьми на отвалы, расположенные в непосредственной близости от разрезов.

Работа на верхних уступах не требовала устройства водоотлива, но при глубине разреза в 6-8 метров в забоях появлялась вода. Надо было принимать меры против затопления нижних горизонтов. Долгое время для откачки воды использовались ручные малопроизводительные приспособления – помпы, примитивные насосы и т. д. Только в 1896 году на Поклевском прииске появилась первая паровая машина – на водоотливе.

Спустя пять лет, в 1901 году, на асбестовых приисках стали применяться взрывные работы. Однако взрывчатые вещества – горный порох и динамит – использовались в небольших количествах, только для взрывания сверхтвердых пород.

С 1904 года на некоторых приисках проложили железнодорожные пути колеи 600 мм, и на транспортировке руды стали применять полуторатонные коппелевские вагонетки. Но главным двигателем долгое время оставались человек и лошадь.

До 1900 года извлекали из руды лишь длинноволокнистый асбест, и исключительно ручным способом в карьере, остальное волокно шло в отходы. Отобранный асбест сортировали, упаковывали в ящики и отправляли потребителям.

Несколько позже, с увеличением спроса на асбест и расширением сферы его применения, в разрезах стали также готовить руду к последующему извлечению из нее асбестового волокна на примитивных сортировках с использованием ручных операций дробления и просеивания.

В 1904 году на Вознесенских приисках начали строить электростанцию с паровой турбиной «Де Лаваль» мощностью 250 лошадиных сил, и через два года она вошла в эксплуатацию. В 1911 году здесь была установлена вторая турбина – на 800 лошадиных сил.

Долгое время асбестовые прииски были отделены от внешнего мира бездорожьем. Расстояние до станций – 32-35 км – покрывалось едва за день. Ездили, лавируя между деревьями, увязая в болотах, грязи, ямах и колдобинах. И только в 1906 году построена сносная грунтовая дорога до Баженово. На обеих железнодорожных станциях сооружены перевалочные базы.

В 1927 году закончено строительство узкоколейной (600 мм) железной дороги от станции Асбест до станции Баженово, более надежно связавшей асбестовые карьеры и жителей Асбеста с внешним миром.

В 1889 году добыто 14,5 тонны асбеста, в 1890 году – уже 323 тонны, а в 1900-м – 3800 тонн. Наибольший рост добычи приходится натри предвоенных года – тогда выработка асбеста выросла почти в два раза. В 1913-м, последнем предвоенном году, она составила 22,5 тысячи тонн – максимальный уровень производства асбеста в дореволюционной России. При этом более половины всего асбеста вывозилось за границу, в то же время в Россию импортировались готовые асбестовые изделия.

С началом первой мировой войны добыча асбеста сократилась на треть, а к 1916 году – более чем в два раза. Во время гражданской войны горные работы были остановлены, в 1919 году добыто только 700 тонн асбеста.


к началу страницы
Copyright © SVCh.